Category: общество

aurume

аужетеперьнет

«Я любила!
Я многих в отчаянии призывала на свое одинокое ложе.
Я говорила языком истинной страсти…
И пусть меня бесчестят за то,
что я бросила свое сердце в бездну наслаждений,но,
по крайней мере, я узнала божественные тайны жизни!
Мои глаза, ослепленные блестящим светом,
видели зарождающуюся зарю божественной любви!»

«К моей любовнице» Сапфо


Должно быть красиво.
Это обязательно должно быть красиво.
И обязательно должно быть понятно.
И третье обязательное - это обязательно нужно чувствовать. А не только понимать.
Нужно чувствовать и понимать.
И чтобы красиво.
Я тогда не говорю, что принятие и взаимность? Это само собой, хватит прогулок по кладбищу своих же надгробий со спуском в подземную тюрьму со спятившими заключенными из своих я, непринятых, поруганных. Но не жалких. Каждая - королева. Просто непринятая, не любимая, сумасшедшая. Оставшихся в живых буду любить. Почивших буду любить посмертно.

Не важно, как, с кем и что. Не важен формат отношений. Важна взаимность и принятие. Даже в рабочих кэжуальных отношениях, даже на встречах в галстуках, между несчастными людьми в удавках пусть будет взаимность и чуткость.
aurume

(no subject)

Сегодня мне страшно грустно. Откуда-то из середины груди толщиной до матки, корнями прорываясь через спину, росло дерево. С треском толстый его ствол ломается, дерево гулко падает, снова встает, где было и снова трещит древесина, выворачивая из тела всю возможную душу.
И грустно, как на похоронах.
Браслет, бусы и варежки.
И никакого больше чувства.
Больше нет.
aurume

(no subject)

Да. Да.
Почему, люди, ну почему не говорим, а? Что, неужели нельзя, совсем-совсем нельзя сказать всё как есть?
Понять, сделать? Вот сейчас. Из момента.
Collapse )
aurume

Я есть восторг. Я есть праздник.

Остаюсь один на один с собой. Расставляют части свои. И гляжу в лицо своему ярчайшему потенциалу. И боже, как не любить все это?
Непременно любить! Столь ярко. В чем же ещё столько бога? Невероятно влюблена сегодня в свою внешность, глубину и близость.
Как выяснилось, внешность моя роскошная бывает глубоко драматичной.
Поняла, что весь мой аффект - это не по человеку. И не любовь вообще. Это я сама крейзи, огромная и буйная внутри, как все океаны.
Вроде отпустило. И это второй день не заканчивается. Психолог послезавтра. Дожить бы.
Вроде бы я возвращаюсь.
aurume

Немного легче. Или даже много.

С чего-то мне стало позитивнее жить.
Вроде уже не так больно. Вроде заживают мои чувства. И значит скоро буду совсем-совсем целенькая. Уже хочется к людям. Ну... так. Мысли появляются о том, что наверное можно выползти куда-то из-под одеяла и не прятать глаза. Может даже парой слов перекинуться. Или нет... ну нафиг, где моё второе одеяло?
Аффект такой уж отошел. Возможно, смысл всего этого мордой в пол лежания был именно в том, чтобы мне допрожить и успокоиться. Улыбаться и обниматься теперь по-настоящему. А не с целью духовной болью через глаза людей не испугать. Всё уже. И не больно. Ну вот сегодня по крайней. Нет такого дикого ступора, краха, аварии и боли. Так это только сегодня. И сон - лекарство.
А ещё страшно интересно, меняется ли социотип с годами?
Или я так и буду всю жизнь перескакивать с темы на тему, раздражая близких?
Раздражение - это эмоция. Они делают нас живыми... Если я вас раздражаю, я вас всё равно люблю. Вот че. Вот как. И будет так всегда.
В моменте жить пока не тоо, чтобы каеф и удовольствие. Но уже норм. Не серо-черно, ещё что-то есть.
aurume

Когда не хочется отпустить кого-то в Питер

Нет у меня ни одной ее фотки.
На следующей неделе ее со мной совсем не станет. Она улетит.
Не с кем мне будет болтать так мало. Некого бить палкой кудо. Мы не будем созваниваться и переписываться. И в последнее время мало общаемся ни от того, что у меня депрессия и ребенок болеет, а у нее полно работы. А от того, что отвыкаем друг от друга.
От того не бывает и рядом, что не станет для нас ничего прежнего. Я не попрошу остаться. И постараюсь не забыть ее худобу, безупречность и холодный взгляд психопата.
Она уедет в Питер. И город Че станет чуть больше серым. Хотя куда больше.
Почаще буду глядеть на окно и во время вспоминать, что ребенка скоро забирать из сада, что я должна ему и жизнью своей если распоряжаюсь, то ни в полной мере.
Прощай. Мне очень грустно без тебя.
И я хочу поехать тоже. Полететь вместе.
Как хорошо быть рядом. Как быть дома. Только такого дома никогда у меня не было.
Остаются друзья. И я люблю их.